тематические статьи воспоминания сохранение памяти полезные материалы
Карточка на хлеб. Ленинград, 1941
, , ,

Карточная система

Карточная система — система снабжения гражданского населения в условиях нехватки продуктов питания и промышленного дефицита.


Карточки (талоны) устанавливали определенные нормы потребления товаров на человека в месяц, поэтому такая система называлась также нормированным распределением, продукты не раздавались населению (в отличие от армейского продовольственного пайка), а именно распределялись, лицо имело право приобрести за свои средства ограниченное количество жизненно необходимых продуктов и промтоваров. Задачей введения такой системы было сдерживание обрушения во время войны денежной системы, препятствование спекуляции и черному рынку, соответственно — снижению социального напряжения у гражданского населения и спасению от голода.

В СССР с карточной системой население познакомилось еще до начала Великой Отечественной войны. С момента объявления политики «военного коммунизма» 1917 г. были впервые введены карточки на хлеб, отмененные в 1921 г. В январе 1931 г., по решению Политбюро ЦК ВКП(б), Наркомат снабжения СССР снова ввел всесоюзную карточную систему распределения основных продуктов питания и непродовольственных товаров. Причем карточки тогда выдавались только тем, кто трудился в государственном секторе экономики, а также их иждивенцам; вне зоны действия системы оказалось большинство сельского населения страны; 1 января 1935 г. отменили карточки на хлеб, 1 октября — на другие продукты, а вслед за ними и на промтовары.

Вскоре, однако, неминуемо последовали новые кризисы снабжения (1936–1937, 1939–1941), локальный голод и стихийное возрождение карточек в регионах.

С началом Великой Отечественной войны централизованная карточная система вводится вновь. 16 июля 1941 г. появляется приказ Наркомата торговли «О введении карточек на некоторые продовольственные и промышленные товары в городах Москве, Ленинграде и в отдельных городах Московской и Ленинградской областей». Продовольственные и промтоварные карточки отныне распространялись на хлеб, крупу, сахар, кондитерские изделия, масло, обувь, ткани, швейные изделия. К ноябрю 1942 г. они находились в обороте уже в 58 крупных городах страны.

Устанавливались следующие категории по снабжению населения хлебом, сахаром и кондитерскими изделиями:

— 1-я категория: рабочие, инженерно-технические работники и служащие и их иждивенцы оборонной, угольной и нефтяной промышленности… (далее перечисление всех стратегически важных отраслей);

— 2-я категория: рабочие, инженерно-технические работники, служащие и их иждивенцы других отраслей… и остальное городское население, не вошедшее в 1-ю категорию.

Население делилось на четыре подкатегории, а для разъяснения, к какой категории и к какой подкатегории относятся конкретные группы, был разработан Краткий справочник.

По карточкам на одного человека в день устанавливались следующие нормы отпуска хлеба:

По 1-й категории (в граммах) По 2-й категории (в граммах)
Рабочим и ИТР 800 600
Служащим 500 400
Иждивенцам 400 400
Детям до 12 лет 400 400

На сентябрь 1941 г. устанавливались нормы отпуска сахара и кондитерских изделий:

По 1-й категории (в граммах) По 2-й категории (в граммах)
Рабочим и ИТР 800 600
Служащим 600 600
Иждивенцам 400 400
Детям до 12 лет 600 400

Выдача продовольственных карточек населению была поручена исполкомам городских и районных советов депутатов трудящихся через предприятия, учреждения, учебные заведения и домоуправления; для контроля за правильной выдачей карточек населению при исполкомах создавались специальные бюро продовольственных карточек. Для покрытия расходов, связанных с выдачей населению продовольственных карточек, устанавливалась плата за каждую карточку — 10 коп.

Народным комиссарам торговли союзных и автономных республик и заведующим обл(край)торготделами предписывалось:

— расширить сеть продажи хлеба по карточкам с тем, «чтобы ни в коем случае не допускать очередей за хлебом»;

— пересмотреть часы торговли;

— провести широкую разъяснительную работу среди населения;

— установить строжайший контроль за расходованием фондов; …

— при обнаружении злоупотреблений с продовольственными карточками немедленно привлекать виновных лиц к судебной ответственности.

Также было приказано «…организовать в городах… через сеть Главгастронома и Главхлеба торговлю хлебом по повышенным ценам без карточек».

Промтовары тоже отпускались по специальным купонам. Рабочим полагались 125 купонов в месяц, служащим — 100, детям и иждивенцам — 80. Пять купонов давали право на приобретение полотенца, 30 — пары обуви, 80 — шерстяного костюма. При этом карточки и купоны были лишь документами, разрешавшими приобретение товаров по фиксированным ценам. За сами товары надо было платить «живыми» рублями.

В августе 1941 г. хроническая нехватка хлеба и других продуктов стала ощущаться практически во всех городах СССР. Из продуктов питания карточки вводились на хлеб, крупу, сахар, масло, мясо, рыбу, кондитерские изделия, а из промтоваров — на мыло, обувь, ткани, швейные, трикотажные и чулочно-носочные товары. Нормы снабжения устанавливались местными властями в зависимости от наличия (с учетом производства) тех или иных товаров и были дифференцированы по группам населения исходя из характера и важности выполняемой работы.

Но были и исключения. Существовала система распределения по мандатам (особым распоряжениям): обзаведясь таким мандатом, можно было получить дополнительные талоны, которыми также обеспечивали рабочих горячих цехов, больных, доноров и беременных женщин.

К 1943 г. широкое распространение получило «литерное снабжение» по трем категориям — «А», «Б» и «В». В «литерных столовых» питались чиновники, журналисты, партийный актив, руководство силовых органов, что позволяло им, кроме горячего, получать дополнительно 200 г хлеба в день. Сельскому населению, кроме интеллигенции и эвакуированных, карточки не полагались. Сельские жители в основном получали продукты натурой.

Сама по себе карточная система создавала широкое поле для мошенничества и спекуляции. В первые месяцы войны контроль за работой учреждений и домоуправлений по выдаче карточек не был эффективен, начались различного рода злоупотребления, бесконтрольно работали продовольственные магазины, широко было распространена практика подделки справок для получения дополнительных купонов, распространенным преступлением была также и кража карточек.

Особенную важность борьба с нарушениями, связанными с действием системы, приобрела в блокированном Ленинграде, где в самые трудные месяцы (зима 1942) массово случалось, что родственники или соседи оставляли труп умершего непогребенным с целью отоварить до конца месяца его карточки. С наступлением весны это могло создать в городе угрозу эпидемии. Кроме того, в Ленинграде каждый день гремели взрывы и полыхали пожары, выли сирены воздушной тревоги. При утере карточек районные специальные бюро должны были выдавать новые. Но число случаев потери карточек начало расти как снежный ком. «Спасаясь от обстрела, утерял», «Карточки остались в квартире, а дом разрушен», «Украли в суматохе» и т.п. — причины, которые указывали граждане в заявлениях. «Если в октябре районные бюро выдали взамен утерянных 4800 новых карточек, то в ноябре — уже около 13 000. В декабре предприимчивые питерцы “утеряли” уже 24 тысячи карточек. В итоге государство отреагировало тоже по-советски: повторную выдачу карточек просто запретили. Сделать это можно было лишь в редких случаях, да и то чуть ли не после личного приказа Жданова. Кроме того, вводилась практика прикрепления граждан к определенным магазинам, а на карточках появились дополнительные штампы типа “Продмаг №31“». По решению Ленгорисполкома от 3 июля 1942 г., в Ленинграде для упорядочения карточной системы была проведена перерегистрация паспортов (8–30 июля), которая помогла выявить реальное количество населения города, нуждающееся в обеспечении жизненно необходимыми припасами.

Наиболее голодными в СССР стали 1944–1946 гг.

Карточная система была отменена только в 1947 г.

Литература и источники: